fedorovskaja (fedorovskaja) wrote,
fedorovskaja
fedorovskaja

ВЕТЕРОК...

Ветерок сидел на веточке, болтая ногами. Если бы он ещё и руками размахивал, дерево, наверное, свалилось бы от его ветреных порывов... Но у Ветерка было лирическое настроение, поэтому качалась только та веточка, на которой он сидел, ну и ещё парочка соседних, не больше...

Закручивая воздух спиралькой, чтобы листики разворачивались веером то туда, то обратно, Ветерок так увлёкся, что не заметил, как рядышком уселась Сорока. Он не собирался озорничать, он ничего не затевал, он только повернулся к ней и мило улыбнулся, а птичка раз и свалилась с ветки от неожиданности. Ну не заметила она никого! Кто ж заметит Ветерок, если он тихий? Ветерку стало неловко, и он подхватил беспомощно кувыркающуюся птичку на лету. Немного погладил и аккуратно положил в дупло, чтобы пришла в себя... А сам улетел...

По дороге он увидел колодец, спустился в него и стал думать, зачем он туда залез... Но не успел как следует задуматься, как кто-то пришёл за водой, и Ветерок решил покататься на ведре... А когда после аттракциона он поблагодарил автора за развлечение - ведро полетело на землю, вода расплескалась, а незнакомки и след простыл... И чего это она так испугалась?

Ветерок задумчиво шёл по полю, то едва касаясь поверхности травы, то запуская пальцы на всю глубину. Трава чуть ли не мурлыкала, подставляя зелёные спинки. Ей что по шёрстке, что против, лишь бы приласкали... Но даже её нежность не сгладила бы впечатление после утренних неурядиц, если бы Ветерок не увидел радугу! А под ней серебристый дождик, прозрачной занавеской слегка прикрывший дальний лесок. Чудесный летний денёк! Ветерок дунул на одуванчики, развеселился и так же легко, как пушинки, подлетев к радуге, уселся на самом верху.

С радужной высоты дороги, дома, люди казались совсем крошечными… Злополучный колодец вообще не различить, а ветку - тем более. Та самая Сорока, которую Ветерок не так давно пристроил отдыхать, весело щёлкнула над ухом Ветерка и он тут же свалился с радуги. Расхохотавшись, он перекувырнулся и погнался за Сорокой, которая от неожиданности не сразу сообразила, что пора улепётывать!

А озорник и не думал догонять... Он, сидя на радуге, недолго наблюдал за стремительно уменьшающейся точкой, в которую превратилась бы испуганная юмористка, если бы Ветерок не отвлёкся. Ему захотелось узнать, что там с другой пострадавшей... Той самой, что воду разлила... Но он передумал, потому что Сорока снова щёлкнула над ухом и Ветерок снова свалился с радуги. На этот раз он даже вид не делал, что погнался, он завис. Ветерок висел в воздухе и пристально смотрел на Сороку, а Сорока смотрела в ответ. Оба не моргали... Как Ветерок не моргает - понятия не имею, но через несколько минут им обоим надоело, и Ветерок забрался на радугу, а Сорока аккуратно присела к нему на плечо. Не спрашивайте меня как можно сесть ему на плечо - я не знаю!

Ветерок улыбнулся и почесал птичке шейку…, ему нравилось болтать ногами, а лучше места чем радуга не найдёшь, даже не смотря на то, что Сорока трещала над ухом. А она трещала, не переставая: и что урожай в этом году не очень, и что лес вырубают, и что дед в предпоследнем доме храпит, а его бабка обо всех судачит. Но недавно было происшествие, о котором бабка превзошла сама себя и всем за один вечер уши прожужжала, никого не забыла. Оказывается, с некоторых пор, в колодце поселился злой дух и пугает зазевавшихся. Ветерок оживился, даже деревья закачались. Потом расхохотался и попросил подробностей. А какие тут подробности? Как бабка узнала о злом духе - никому не известно, как воды в рот набрала, но все ей верили и, побаиваясь, старались ходить к колодцу парами, на всякий случай.

Тут уж Ветерок не удержался и немедленно вернулся в колодец. Ему стало интересно: правда ли именно из него сделали злого духа? Как только пришла бабка за водой, Сорока щёлкнула, Ветерок поднялся на ведре и поздоровался. Спокойно так поздоровался, вежливо… Ведро упало на землю вместе с бабкой. Но бабка быстро подобрала юбки и домой! Страшно - не страшно, а ведро не забыла! Ветерок подлетел к её окну и, поскрипев форточкой, пошевелил занавеску. Бабка забилась в шифоньер и выходить не собиралась.

Собиралась, не собиралась, но уже вечером все соседи обсуждали, как злой дух гонял бабку до седьмого пота по тёмному лесу и требовал продать душу. А когда не смог овладеть бабкиной чистой душой, улетел до следующего раза и теперь, как пить дать, поджидает несчастную, чтобы завершить начатое. Никто не задавался вопросами и что помешало овладеть прямо в лесу, авторитет героини не подвергался сомнениям... Все переживали и сочувствовали, а один маленький мальчик отдал своего плюшевого мишку, чтобы бабке в шифоньере было не так одиноко... Она приоткрыла створки, чтобы ещё раз убедиться, что все о ней помнят, взяла мишку и опять закрыла...

Вот так и рождаются поверья... А Ветерок? Он, как обычно, прочищал дымоходы, раздувал костры, щёлкал по клюву петухов, чтобы кукарекали вовремя, расчёсывал травку, запутывал следы, раскачивал деревья и много чего ещё, что положено ветрам на деревне, особенно любил сушить бельё: оно ведь так красиво развевается... Но чем он точно не занимался: он не гонялся за бабкой! Ни-ко-гда! А зачем? Она же медленно бегает, да и опрокинутые вёдра с водой - это так скучно! То ли дело - Сорока! И пошутит, и пошалит, и новости расскажет... А уж если поозорничать, тут уж ей равных нет... Ну разве пугливая бабка на такое способна? Она ж только и может, что бубнить на своей скамейке возле дома и даже ногами не болтает!
Tags: сказилки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments