fedorovskaja (fedorovskaja) wrote,
fedorovskaja
fedorovskaja

Categories:

ТАКАЯ ЛЮБОВЬ

Жили были два попугайчика. Не большие, не маленькие, средненькие такие, цветастенькие. Жили они на разных ветках разных деревьев в разных садах, но выпендривались исключительно друг перед другом, им нравилось. Попугайчик показывал подружке хохолок, а она, в свою очередь, показывала ему спинку. Оба были уверены, что таких красивых пёрышек нигде не сыскать. Но в какой-то момент пёрышки друг друга уже стали им сниться в кошмарах, поэтому они взяли лопаты и пошли копать траншею.

Хорошо, что одну на двоих. Попугайчики-то были не особенно крупными, а земля твёрдая: царапать не расцарапать, клевать не расклевать. Так что пушку к траншее они подкатить не смогли, устали, а вот парой-тройкой гранат обзавелись. Чтобы далеко не ходить за врагом, выбрали кого поближе. Но это всё она, судьба-злодейка: так и оказались они со своим отпрыском по разные стороны траншеи. Точнее, отпрыск расплодился и сидел за холмом, который собиралась брать штурмом воинственная родня.

Надо сказать, что птенец был ни сном ни духом о планах родителей на совместную войну и мирно пил чай вместе с семьёй. Пили они чай втроём пили, пока не прилетела первая граната. Все бы очень расстроились от взорванного тортика, но это было так смешно, что в ход пошло всё, что было на столе. Ох и весело! Атака с воздуха в полный размах крыльев грильяжом в шоколаде особенно удалась бомбардировщику-папе. Из мамы вышла отличная медсестра, все пёрышки перевязала. А дочка-умница, склевала излишки боеприпасов, пока родители забавлялись. Когда поле боя за холмом стало больше напоминать взрыв на кондитерской фабрике, довольные попугайчики умылись, почистили клювы и пошли спать.

Утром их на полу ждал раненый в горшок фикус, подаренный родителями на новоселье. Вторая граната угодила прямиком в него, пока птички мирно спали на своих жёрдочках. Фикус не пострадал, но осадочек остался, потому что на перевёрнутом вверх дном горшке, обнаружилась надпись дарителей: эта земля наша. После уборки последствий птички снова пошли пить чай. Следующая граната поразила стратегический объект - холодильник. В нём лежал неприготовленный завтрак и вот тут попугайчики расстроились, взяли белые флаги и общим фронтом двинулись договариваться с неугомонными. Всё равно за едой мимо них, а пролететь не поздоровавшись воспитание не позволяло.

Родители обосновались с удобствами. Полевая кухня и отсутствие гардероба никого не смущала, но без зимнего сада они не могли вести войну как следует. А где ещё показать друг другу пёрышки, чтобы рефлексы правильно подчёркивали силуэт? Война войной, а красоту никто не отменял. Когда-нибудь она обязательно спасёт мир, но это не повод отказываться от качественной драки.

Семья птенца подошла к родительской диспозиции как раз в момент фотосессии. Папа делал серию снимков «сто лет бы тебя не видел», а мама «чтоб ты сдох». Но ничто так не объединяет, как общее дело. Они с особым удовольствием рассказывали друг другу какой у них птенец идиот и вся его семья идиотская, и что вырастет из внучки! Уже выросло! Ни в какие ворота не лезет, так крылья растопыривает.

Короче, белые флаги были немедленно спрятаны за спины и неловкая пауза обязательно затянулась бы, если бы собеседники заметили зрителей. Но они так увлеклись беседой, что их потомки узнали о себе много нового... Отпрыск с семьёй потоптался у зимнего сада, потоптался, видит, делать нечего, придётся идти за гранатами. А не хочется, только с холма спустились. И траншею копать не хочется, лопаты-то нету. Ну и пошли они куда глаза глядят, расстроились очень. А пешком потому что гордые.

Шли они шли и дошли до пня. А на пне Мышь сидит, шёрстку выглаживает. Она как увидела этих троих, хвост под мышку и бежать. Никто ничего не понял, но делать нечего, пошли дальше. Идут мимо сосны, а Сова как их увидела, из дупла свалилась в глубокий обморок с табличкой: до утра не беспокоить. Попугайчики очень удивились, но делать нечего, идут дальше. Подошли к пруду, а Золотая Рыбка как их увидела, так сразу, не предлагая три желания за свою свободу, поджарилась, полилась соевым соусом и подалась к столу с лимончиком и парой маслин на блюдечке с голубой каёмочкой и скатертью самобранкой в придачу.

Но есть попугайчики Рыбку не стали, они рыбу не едят, тем более, жареную. Да чего уж теперь, Рыбку не вернёшь… Вот тут-то птички и задумались: что не так? И подошли к воде. Надо сказать, что вода в пруде была необыкновенная. Кто в неё на себя посмотрит, сразу всё узнает что было, что будет. Так-то попугайчики друг друга осмотрели, ничего не нашли, а в воде – совсем другое дело! И тут они и увидели, что сами чёрные, глаза красные, а клювы зубами щёлкают. На лапах когтищи длиннющие, перья дыбом, из ушей дым валит, и ростом птички в три раза больше обычного.

Как увидели своё отражение, чуть не убежали, но от себя не убежишь! Даже попугайчики знают об этом. И решили они отмыться, вода-то целебная. Тёрлись-тёрлись, мылись-мылись, заодно и Рыбку прикрыли лопушком, смоченным водицей. А когда в обратный путь собрались, на пустом блюдечке нашли записку: счастливого пути, обнимаю, Рыбка. Водицей, что с собой взяли, сбрызнули сову, которая так и лежала, правда табличку кто-то унёс. Сова быстро улетела по делам, бубня, что поймает вора. Оставшейся водой попугайчики угостили Мышку и она сразу похорошела. А когда путешественники на холм вернулись, родителей в траншее не было, как и самой траншеи. В сказке всё можно: не нужна война и нет её. Ведь для войны нужно две стороны, а если одна отсутствует, какая ж это война?

Tags: сказилки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 82 comments