fedorovskaja (fedorovskaja) wrote,
fedorovskaja
fedorovskaja

Category:

ГДЕ ОНО, СЧАСТЬЕ КОРОВЬЕ...

Корова почесала задней ногой где-то в районе шеи, встряхнула ушами, втянула ноздрями душистый запах луга и двинулась вперёд. Путь предстоял неблизкий и Корова на ходу осваивала то ли быстрый шаг, то ли медленный бег. Она толком так и не поняла что именно, но новоприобретённый спортивный вид её более чем устраивал.

Немного смущал цокот копыт… Это всё потому, что по коровьему роду от матери к сыну, знания о подкованности не передавались, тем более, к дочери. Но чистокровная Корова в 227м колене, была уникальна во всех отношениях, она была подкована не только снизу. Рога у Коровы были остро заточены, вот такого ещё никто не делал. Конечно, возникли проблемы с выменем, но вымя, не вымя, а портупею потуже и вперёд. Только вперёд! По компасу!

Корова шла на войну. Камуфляжный костюмчик сидел от рождения как влитой. Она приспособилась есть в 10 раз меньше обычного и, греясь по вечерам на остывающих от дневного жара камнях, зачастую думала о тех, что остались дома. Их привлекало лежалое сено гораздо больше войны. И зря! Чего они в хлеву не видели? Потолок, стены, сено, дойка, ничего нового… А на свободе, где сам себе хозяин и держишь равнение на строй и кидаешься в бой по команде – совсем другое дело.

Нет, Корова не была снайпером, это отдельная статья, как лётчики и разведчики. Корова решила стать рядовым солдатом, поэтому её дело было правильно прыгать, бегать и постреливать в нужных местах, даже если лёжа на спине. И всё бы ничего, но одно её беспокоило больше остального: урчание в животе. Корова родилась философом, поэтому любой диссонанс её расстраивал. И она старалась между боями наесться до отвала, но тогда рос живот, что расстраивало Корову ещё больше.

То ли дело горы! Когда боевые действия перешли в скалистую местность, с перекурами стало совсем туго. Даже звёзды не могли отвлечь, есть-то хочется! А то некогда, то нечего и подолгу. Вот тогда-то Корова и поняла: не быть ей козой. Откровение догнало Корову на мосточках, по которым за кленовым листочком. Деревянные досочки так трещали и прогибались, что Корову охватывало отчаяние: сколько не худей, а коза тоньше. «Может, рога спилить?» - С надеждой подумала Корова как раз в тот момент, когда хлипенький мосточек таки рухнул и диетическое питание осталось на другом берегу.

Изрядно побитая, но не побеждённая, Корова гордо вылезла из горного ручья и так же гордо поплелась к своим. В животе урчало больше обычного и задорная песня у костра вместе с весёлым, боевым смехом не смогли отвлечь от безрадостных дум. В носу свербило от воспоминаний запахов родного луга, горло перехватило:: « А в хлеву сейчас сено дают…»

Корова сглотнула слюну, вытерла слезу и пошла в бой. Её ранили в ухо арбузом и она попала в медсанчасть. Там она увидела множество трагичных увечий. Кому снимали арбуз с рогов, нахлобученный аж на глаза. Кому вынимали снаряд из под хвоста, а кого едва вытащили из под завала арбузов и даже хвост сиротливо лежал в гипсе. Охи-вздохи со все сторон ударили Корову по чувству прекрасного и уже через час, с наполовину забинтованной головой она стреляла в противника дынями.

Знаете что самое страшное в арбузно-дынной войне? Везде слякоть, назойливый запах и мухи! Причём, мухи – самое крупное животное, утилизирующее последствия артобстрелов. Ни тебе воронов, ни шакалов, прям беда… Для бойцов оружие было несъедобно, генетики постарались. Встроили повальный хохот в структуру. Пушки и те едва сдерживали смех, когда их заряжали дынями. А стоило кому-то из бойцов съесть хоть кусочек, такой ржач начинался, что какая там война! Цирк да и только. А условия не располагают, боевые действия это серьёзно.

Когда война кончилась по причине нехватки оружия, Корову отправили домой. Она снова то ли быстро шла, то ли медленно бежала, но во всём её теле чувствовалось устремлённость: вот она добежит, вот только доберётся и… На гражданке, пережёвывая непережёванное, она много размышляла, что судьба-злодейка отвела её от разведки из-за урчания в животе и это хорошо, солдат – командный вид спорта. Через пол года, наевшись сеном до оскомины, Корова таки достала верную портупею, втянула ноздрями воздух и ушла на войну. Теперь это была перце-помидорная… Помельче, конечно, но всё же не хлев. Чо она в хлеву-то не видела?

Tags: сказилки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments