fedorovskaja (fedorovskaja) wrote,
fedorovskaja
fedorovskaja

Categories:

РЕШЕНИЕ

Она дотащила Его до угла и сползла по стене… Пот струился по Её лицу, спина уже даже не болела, на её месте образовалась пустота, на которую невозможно опереться. И было так страшно от мысли « что вот сейчас голова провалится куда-то вниз и как всё это потом собирать?», что она переключилась на тень… Да, тень! Она смогла дотащить Его до благодатной тени и как же это хорошо.

Он не говорил «брось меня», Он мягко улыбался. Ему не то, чтобы было всё равно, Он так устал, что и на «всё равно» сил давно не осталось… Он очень устал… Дома, машины, люди…, совсем необязательно плохие, но они же люди и их много. Они на каждом шагу, куда ни глянь. Копошатся, говорят что-то, смотрят на тебя и чего-то всё время ждут.

И Он всю свою жизнь им что-то отвечал. Выкладывался как мог и давал то, чего они так желали. С одной целью: порадоваться вместе. Ведь это так просто: радоваться вместе… Не просто! Оказывается, нет ничего сложнее, чем радоваться вместе. Причин, для того, чтобы этого не делать – миллион, а чтобы сделать – одна. Она одна единственная: быть счастливыми.

Он вспоминал, как пролистал все их способы не видеть себя счастливыми, как дал все инструменты, чтобы увидели и как они всё это разбросали, словно, игрушки в детской песочнице… Так было не раз, пока Он не встретил Её. Ей было трудно всегда, ничего не давалось даром, но Она была счастлива. И этому стоило у Неё поучиться. Да, Он, наконец, встретил того человека, у которого Ему стоило поучиться.

Не жизнестойкости, не воле, как это пишут в красивых романах, а любви. Любви, не смотря ни на что. Любви во время завтрака к ложке каши, хотя эта каша каждый день. Любви к случайно обронённому слову, в своей обыденности, сокровищем украсившему отношения на многие годы. Любви к вечеру, который наступил. Любви к его улыбке… Улыбаться - это то, на что у него ещё хватало сил, не могло не хватить…

Ведь Он знал, что у Неё вместо спины – пустота. Сам тащил и неоднократно, и не одного, не двух, сколько придётся. И не ради подвига, Господи, кто вообще этот подвиг придумал? Кому он нужен? Зачем? Сначала прёшь на пределе, потом ну ровно так же подыхаешь, потом плюёшь на всё и снова в бой! А жизнь где? Жить когда? А жизнь мимо, жизнь ничья получается. И когда понимаешь, что твоя жизнь – ничья, это точно не радует, ну не может обрадовать никого такое откровение.

И так Ему захотелось этой самой простой житейской радости, что пошёл Он учиться. Учиться смотреть не туда, где ему всего не хватило, а туда, где у него всё есть. И, Боже мой, как же это трудно, как трудно рассуждать не победами, а вообще не рассуждать. Ведь рассуждать любовью невозможно! Она или есть или нет. Да? В том-то и дело, что нет. Она есть всегда, она везде, её через край, её взахлёб, но мы так злимся на себя за то, что не умеем её чувствовать каждой клеточкой своего сердца, что, запираемся в одиночную камеру без света на долгие годы…

И эта камера называется страх. Никто не хочет себе признаваться, но это он. Давящий, тяжёлый, плотный, вездесущий, постоянно присутствующий в каждом слове, взгляде, поступке, сопровождающий нас даже во снах, угрожающий единственному, чем мы, казалось бы, распоряжаемся: нам самим. И каждый раз, когда с ним пробуешь бороться, он становится сильнее ровно настолько, насколько сильнее становишься ты. Бесконечный бег, чтобы испытать себя бессмыслицей…

А как сойти с дистанции? Как перестать соревноваться с самим собой, чтобы зрители в первых рядах не переставали аплодировать? Ах вот оно в чём дело… А нужны эти зрители? Кому? Тебе? Зрителям? Друг другу? Сколько вопросов, а ответ один: смех. Да, смех! Нет толку во всех этих рассуждениях, любовь не рассуждает, она просто есть. И пройти к ней сопротивляясь можно, конечно, только зачем, если есть способ проще?

Смех Он освоил в совершенстве, прекрасный инструмент. Лучше всего у Него получалась ирония. Такая лёгкая, почти незаметно присутствующая в каждом взгляде, в каждом слове, в любое время при любых обстоятельствах. Это украшало, разнообразило, приносило радость. Ту самую радость, что бывает, когда вместе. И Он даже женился пару раз, поверив, что это возможно: радоваться вместе…Но ничего не вышло. Радость быстро кончалась, а хотелось ещё…

Он сидел, прислонившись к прохладной стене и смотрел на Неё. Закрыв глаза, Она, казалось бы, спала, но почувствовав Его взгляд, Она почти прошептала:
- Ты хочешь умереть? – Она спросила с такой покорностью, что у него защемило сердце…- Я не буду тебе мешать. – Она смотрела Ему прямо в глаза. – Я не буду держать тебя за руку, плакать на груди, умолять остаться, я всего этого делать не буду. Но я хочу знать сейчас: ты хочешь умереть?

Его пронзила боль. Он вдруг почувствовал через Её слова такую боль, которую и человеческой не назовёшь, а Она её носила и не показывала никому. Каждый день своей жизни она её носила. «Каждый грёбаный день своей грёбаной жизни!» - Его сердце перестало биться, дыхание прервалось. Он понял, что всё прекратилось. Вообще всё! Не было ни горя, ни радости, ни тяжести, ни лёгкости, ни вкуса, ни запаха, ни-че-го. Он видел стену, трещины на асфальте, воробья,, прыгающего вдоль лужи, Он видел себя, Её, каждый волосок на Её голове Он видел. Видел, но ничего не чувствовал. И вот это оказалось страшнее всего, что Он пережил за всю свою долгую-предолгую жизнь. Но не там, в небытие, где ничего не было, ужас появился здесь, в реальности, когда он пришёл в себя, и посмотрев на часы, обнаружил, что вечность, всепоглащающая, беспредельная вечность продолжалась всего две минуты.

- Я хочу жить! – Он говорил так же тихо, как и улыбался даже пока не дышал. «Если смерть благо, то почему боги бессмертны?» - Он впервые за последние двадцать неразговоров пошутил. Она слегка улыбнулась. «Смерть - еще не доказательство того, что ты жил.» - Её улыбка стала заметнее. «Курение — медленная смерть! А мы и не торопимся.» - Он хотел было закурить, но смял сигарету и отбросил в сторону. Немного подумав, он выкинул всю пачку. Её пальцы стали тёплыми. Почувствовав острую боль в спине, у Неё покатились слёзы…радости. Опора появилась! Она может опереться на себя! Она - может! А Он? Он сможет опереться на себя? Решил, значит, сможет. Главное: решил...

Олег Анофриев Песенка шофёра https://www.youtube.com/watch?v=5-8lPhloJfg
Tags: сказилки
Subscribe

  • ВЕК АДАЛИН

    Отличный перевёртыш для идеи о вечных молодости-красоте-жизни. Проблема в том, что героиню хотели использовать для опытов? А ещё в том, что её…

  • ОТЁК - ЧТО ЭТО?

    С точки зрения электролита, отёк - аварийный способ организма устроить ток там, где электро-импульс без необходимой для этого жидкости, не проходит.…

  • ЗА СЕМЬЮ ЗАБОРАМИ, ЗА СЕМЬЮ ЗАПОРАМИ...

    Люди строят мега-заборы, наглухо огораживаясь ими на своих участках с дорогостоящими постройками... Иногда с выходом к реке огораживаясь. Так…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments