fedorovskaja (fedorovskaja) wrote,
fedorovskaja
fedorovskaja

Category:

А КАКИЕ БЫВАЮТ МОСТЫ?

Гвоздь торчал из стены, но никто его не замечал. Он был старый, кованный, четырёхгранный, с изящной расплюснутой шляпкой. Его совсем горячим окунули в масло от окисления и он этим очень гордился. Он торчал из стены сколько себя помнил, но вокруг ничего особенно не менялось. Разве что висело на нём разное: то пальто, то куртка, то шарф, то кепка и даже сумки цеплялись за него время от времени.

Так было с самого начала. Гвоздь задумался и вспомнил маленького мальчика, пристроившего на него свою шапочку в тот самый день, когда гвоздь вбили в деревянную доску. Шапочка была сложена из газеты и напоминала то ли пирамидку, то ли кораблик, Гвоздь так и не понял, потому что не разбирался ни в том, ни в другом, но вычитал об этом из шапочки, пока та висела на нём. Это называлось «новости».

Ещё в новостях говорилось, что нужно сдавать металлолом и макулатуру, а Гвоздь знал, что он металлический, и поэтому сначала он немного испугался, потом расстроился, потом плюнул: ну сдадут и сдадут, что ж поделать. И на том его размышления о собственной судьбе прекратились, он решил жить.

Время бежало, люди менялись, но Гвоздь как не замечали, так и продолжали не замечать. Торчит и хорошо. В помещении, где он жил, играло радио. Это такая штука, которая никогда не молчит. Если людей нужно хотя бы двое для разговоров, то радио говорило или с собой или ни с кем. Гвоздь представлял людей, собравшихся внутри радиоточки, висящей у входа и всё не понимал: как они туда помещаются... Стоит отметить, что люди, живущее в доме Гвоздя, предпочитали тишину. Поэтому еле слышное бормотание радио, больше напоминало журчание воды…Философ с улыбкой наблюдал за радио,  раздувавшим щёки, чтобы закричать во всю мощь, а у него ничего не получалось. Но вот наступало особенное время, и радио включали на полную громкость и такая красивая музыка лилась! Гвоздь наслаждался…

Кстати, о времени. Его люди определяли по часам, они тикали. Мерный отсчёт  умиротворял своим постоянством, но Гвоздь не понимал как секунды действуют на стрелку? Почему она спускается чуть быстрее, чем поднимается? Впрочем, если у секунд есть вес, то понятно, почему люди  говорят: тяжёлое время.

Вход в дом был недалеко от Гвоздя, на соседней стенке. Он был большой, почти необъятный с точки зрения совсем не мелкого, дециметрового Гвоздя. Когда дверь распахивалась и за ней открывался проём, можно было улететь в неизвестность, так сильно оттуда дуло. Но Гвоздь держался в стене крепко и был совершенно спокоен. Он же не улетел! Он вон какой надёжный!

Когда наискосок от двери открывалось окно, занавески начинали волноваться. Одна шептала: «Ну что же это такое?» А вторая отвечала: « Не волнуйтесь, скоро всё это кончится!» Но никто их не слушал, как и не замечал Гвоздя. Зато Гвоздю очень нравилось, когда они подлетали и цеплялись за его шляпку. Первая была ближе и много мелких дырочек напоминали об их ветреном общении, а вторая. что подальше, слегка подталкивала подружку, та соскакивала и они уже вместе летели в обратную сторону, как качели. Ох, и весело!
На пятый год на прекрасной воронёной поверхности Гвоздя проступили небольшие ржавые пятнышки. Они придали ему особенный шарм. На фоне молодых гвоздей из под станка, Гвоздь себя чувствовал, чуть ли не генералом среди новобранцев. О других однополчанах наш герой узнал, как всегда, случайно. По молодости он хотел понять что из себя представляет и чего только не нахватался. Например, оказывается, существует гвоздь программы. Он тоже гвоздь, но его нельзя пощупать. Его и увидеть нельзя, но все именно из-за него идут на представление.

А кто-то жарил гвозди, но не для того, чтобы забивать, а в еду, вроде каши из топора. Но Гвоздь так и не узнал, вкусно это или нет, по его мнению гвозди – несъедобные: «Как их вообще можно есть? Но, может, существуют гвозде-еды?» - Он поёжился. Кто его знает? Мир полон неожиданностей…

Гвоздь погрузился в размышления. Про то, что бывают люди, которые набивают гвоздями целые поверхности и ложатся на острия, Гвоздь узнал много позже. Но почему-то в это он поверил сразу, не то, что жареным. Говорят, эти люди закалённые: «Совсем как гвозди!»- Философ улыбался. А ещё позднее он узнал, что всё держится на последнем гвозде. Вообще всё в мире! И если его выдернуть, то всё развалится. И он мечтал: « Вот как надо! Уж гвоздём, так гвоздём, на полную катушку, эээх…» Ведь должен же был пригодиться сложный изгиб на его теле, появившийся при изготовлении, когда Гвоздь перекрутили как бельё при отжиме.

В этот момент кто-то повесил на него особенно тяжёлую сумку. «Там что, кирпичи?» - Только и успел подумать Гвоздь, как его выдернуло из стены с такой силой, что опомнился он уже на полу, отскочив в сторону подальше от страшной поклажи. Он не заметил как оказался в темноте. Кто-то бережно положил его во что-то мягкое и тёплое, отдалённо напоминавшее прикосновения занавесок. День не сменялся ночью, всё время было темно и Гвоздь не знает, сколько его мотало до того момента, когда он снова увидел мир.

Он услышал плеск воды и  его ослепило солнце, когда чья-то рука достала его из глубокого кармана. Потом Гвоздь второй раз в жизни увидел молоток и его забили во что-то довольно твёрдое по самую шляпку. «Ух ты! Вот отсюда я никогда не выскочу!» - Шляпка Гвоздя сияла от счастья. Теперь он не просто Гвоздь, он часть чего-то большого и мощного, где именно его, Гвоздя, так не хватало всё это время. Но чего? Молоток оказался старым знакомым и с ударами успел сообщить « Мост, мост, мост!», но Гвоздь не знал что это и решил осмотреться: внизу: река, по сторонам - лесистые берега, вверху -: небо и солнце, на которое почти невозможно было смотреть, до того яркое.

Гвоздь совместил и как его мотало из стороны в сторону в кармане, пока человек шёл, и как он подпрыгивал, как будто пружинил, когда человек остановился. Гвоздь догадался: на мосту было найдено слабое место и именно такой Гвоздь был нужен, чтобы укрепить его! И теперь Гвоздь не просто Гвоздь, а самый настоящий мост! Ведь никто не делит мир на реку и берега, деревья и траву, так и говорят: мир! Вот и с мостом та же история. Не бывают доски отдельно, гвозди отдельно, тогда это не мост, а стройматериалы. А он – мост, с одного берега на другой! И он их соединил!  Он вдруг понял, что перерос свою мечту, потому что ни разу не слышал, чтобы гвоздь стал мостом и тут же задумался: «Интересно, а какие бывают мосты?»
solar-wind-bridge-7
Tags: сказилки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments