October 5th, 2008

а я иду по радуге

Про гору, пещеру и озеро.

  Под синим-синим небом и тёплым-тёплым солнцем стояла гора. Внутри горы была пещера. Она была гладкая и округлая, и своими очертаниями напоминала яйцо, если бы его положили на бок. Со временем в пещере образовалось небольшое озеро о котором никто в целом свете даже и не догадывался. Постепенно чистая вода источника переполнила пещеру и озеру стало тесно. Вот тогда-то на склонах горы и появилось несколько маленьких ручейков, едва пробивших себе путь среди камней. Там где текла вода, выросли трава, цветы и деревья. Трава укутала мягким ковром острые камни, цветы украсили а деревья укрыли их благодатной тенью.

  Пещера радовалась и печалилась одновременно. Радовалась тому, какой красавицей становилась гора, а печалилась от того, что вода, приносимая источником, так мало выходила наружу и теснилась в озере. Горе нравились и пещера и озеро, и ей очень хотелось им помочь. Но раздвинуть камни ей никак не удавалось. И тогда она вырастила на своём склоне всё, что могло привлечь и птицу, и зверя, и путника. А потом стала просить помощи у всех к кому могла обратиться. Просила у птиц, пролетавших мимо, просила у зверей, пришедших на водопой, просила у путников, отдыхающих в тени деревьев. Но никто не мог ей помочь. Камни настолько крепко держались друг за друга, что ни у кого не хватало сил сдвинуть даже самый маленький. Гора, пещера и озеро смирились с мыслью, что так теперь будет всегда и просто радовались жизни. Тому, что солнце светит, тому, что ветер носит, тому, что небо синее а трава зелёная. Да мало ли чему можно радоваться, если этого так хочется........

  Дни текли один за другим неспешно. И вот однажды, у ручья остановился путник. Он шёл долго и удивился когда на его пути оказался этот прекрасный склон. Путник устал и ему захотелось отдохнуть. Он протянув руку к тоненькой струйке, едва видневшейся среди камней и сам не заметил как задел маааленький камушек. Он даже не заметил как это получилось.....Вода, почувствовав свободу, вытолкнула ещё несколько камней и вырвалась наружу с такой силой, что едва не сбила путника с ног. Он ошарашенно смотрел на только что родившийся на его глазах водопад, мокрый с головы до ног. Вода искрилась всеми цветами радуги и завораживала своей чистотой и пением.

   Путник присел. Он сидел, смотрел и думал. Ему надо было просушить одежду, но это его ничуть не беспокоило. Он сидел, смотрел на льющуюся воду и душа его танцевала. Вода то замирала в оглушительной тишине, то устремляла свои потоки с невероятной силой, вдребезги разбиваясь о камни. То обволакивала лаской усталые ноги путника, то слегка покалывала их лопающимися пузырьками воздуха. Он сидел и смотрел. Жажда давно мучила его, во рту пересохло. Он протянул руку и набрал воды.  Вода оказалась приятной на вкус. Он пил её медленно, маленькими глоточками,  и каждый казался ему каким-то новым и неожиданным. Он сидел и пил воду. И с каждым глотком душа его всё больше и больше оживала наполняясь.