fedorovskaja (fedorovskaja) wrote,
fedorovskaja
fedorovskaja

Вот так

Месяцев 10ти от роду, дочка, проявив чудеса изобретательности, подтянула к себе чашку, а затем опрокинула на себя пол-литра свежезаваренного чая. Это потом я узнала, что у  Сашульки умственные способности выше среднего, а тогда я винила во всём себя, хотя и книжек про детей начиталась и предусматривать всё старалась.

  Так дочка оказалась в ожоговом центре. Меня с невероятным скандалом и условием, что буду ухаживать за 14ю детьми (от 1го до 4х лет) в палате, пустили в отделение. Это потом я узнала, что не пустить кормящую мать к грудному ребёнку(считалось до года) они не имели права, но тогдааа, тогдааа мне было 23 и единственное, что мне было важно так это то, чтобы мне разрешили ухаживать за ребёнком.

 Палата из 14ти обожжённых детей - это испытание. Им больно и это слышно. Представьте, что к плачу ребёнка, которому хочется есть, спать, писать, какать, играть постоянно примешана боль. До сих пор не понимаю как сёстры могли спокойно сидеть и пить чай. Понятно, что сёстры тоже люди и им нужен передых, но они разговаривали о своём, о женском, улыбались и хохотали, а по всему отделению орали от боли дети,  дети без мам.

Было ещё одно "открытие". Мне выдали ползунки и распашонки со словами: " Переодевай детей, всё чистое". На первом ребёнке я поняла, что так дело не пойдёт. В больничных ползунках болтались большие, совершенно сухие комки...Я не сразу поняла что это...Это были какашки. детские какашки, доведённые до такого состояния при стирке...

 В первый день я так умоталась, что попросилась хоть на скамеечку какую-нибудь поспать. Её для меня не оказалось. Я спала на полу под кроваткой дочери. Было жёстко и пахло хлоркой, а ещё было холодно и я боялась заболеть. А это было нельзя, потому что не смогла бы ухаживать за дочкой.

 Под конец второго дня я поняла, что натыкаюсь на стены. Меня увидела старенькая нянечка и сказала: " Деточка, у тебя жар, возьми вот, - достала из шкафа бутылку с ярко жёлтым раствором, - это фурацилин. Полощи горло через каждые 20 минут и всё будет в порядке. Только никому не говори, что заболела, тебя к ребёночку не пустят." Это потом я узнала, что гнойная ангина - профзаболевание и самое обычное дело для ожогового отделения, но тогда, тогда меня никто из отделения не предупредил об этом.

  Помню нескончаемый, одинокий, серый переход из отделения во внешний мир, как дома оказалась не помню, помню температура была под 40, но на третий день я была в 8 утра в больнице. Санька как солдатик, дежурила в своей кроватке не сводя глаз с двери, откуда я должна была появиться. В этот день нас перевели в двухместную палату, Сашульку врачи посчитали "тяжёлой", как и того мальчика. Оба кандидаты на пересадку. Да, теперь на мне было два ребёнка, фактически курорт. Другой ребёнок был из настолько дальней деревни, что за две недели нашего пребывания, к нему ни один из родителей ни разу не приехал. Малыш ожёг руку и не мог ничего делать сам.

  До сих пор задаю себе вопрос о воспитании, которое в меня встроила мама. Если одновременно двум детям, один из которых был мой, нужно было менять ползунки, то я шла сначала к тому мальчику. Если одновременно они хотели есть, то я кормила сначала мальчика. И это было так потому, что меня так воспитали. И как было объяснить малюсенькой девочке, что мама её любит больше всех на свете, если вместо того, чтобы ухаживать в первую очередь за ней, мама сначала шла к чужому мальчику? Я его кормила больничной едой, а дочка стояла голодная и молча смотрела, не отрываясь, провожая взглядом каждую ложку...А оно нужно, вот такое воспитание?

 Врачи почти две недели не могли ответить на вопрос: " Будет у Саньки пересадка или нет...." Мне уже объяснили все подробности про пересадку и я тряслась как осиновый лист потому как с келлоидной кожей, с таким маленьким(быстро растущим) ребёнком, с сомнительной заживляемостью, с недавним стрессом ожога для ребёнка, перспектива такой операции казалась мне ужасающей.

 Операцию отменили. Инструкцию по уходу за ожогом выдали. Сессию сдала вовремя и на стипендию. Заработать за этот период не получилось. Мама, папа подробности этой истории так до сих пор и не знают, а о самом ожоге узнали сильно потом. Через три года мне сказали, что для косметики дочка слишком мала да и не стОит у нас этого делать.... Через 12 лет, у профессора, зав. отделением косметической хирургии, я, наконец , выдохнула. Он сказал, что мы всё делали настолько правильно, что результат вряд ли мог быть лучше и что не стОит ничего предпринимать, так как скорее всего, ситуацию можно только ухудшить.

 Вспоминая ту нянечку, благодарю её каждый раз, когда тем способом, которому она меня научила, кто-нибудь снова с ангиной справляется.

 Вспоминая ту даму, которая со своим не "тяжёлым" и не грудным ребёнком была в двухместной палате на неё и ребёнка (при отсутствии платных условий на тот момент) и ни разу не подошла ни к одному плачущему малышу в отделении, жалею её.

 Чего я только не наслушалась про то, как с ожогами надо было....И пописать-то на него, и молоком-то материнским покапать и тыды, щас и не вспомню что там было ещё, но могу сказать с уверенностью, что это из серии  "лучше это, чем ничего". С тех пор у меня в аптечке всегда есть винилин( бальзам Шестаковского), но научили меня этому не в ожоговом, а мама( по образованию химик) потом научила..... Рекомендую, работает безотказно, проверено сто раз....

Вспоминая всю эту историю молюсь о том, чтобы сейчас в больницах с детьми и их мамами было не так, как тогда с нами...
Tags: семьяяя
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →